Почему Денвер начинает с нуля или квотербэк, опередивший будущее

Чемпионская франшиза, ведомая генеральным менеджером, выигрывавшем Супербоул сразу в двух ипостасях, теперь вынуждена предаваться сладким воспоминаниям трёхлетней давности. Команда, дважды за три сезона добиравшаяся до решающего матча, сегодня прозябает на дне лиги: пятый оверолл год назад, десятый теперь. И главная причина — отсутствие квотербэка уровня плей-офф.

В концовке сезона 2014 стало заметно, что Пейтон Мэннинг закончил с футболом. Однако очень хотелось верить, что причиной тому стал не возраст квотербэка, а некие травмы, мешавшие полноценно играть в нескольких последних матчах. Обмануться хотели все: от рядовых болельщиков до Джона Элвея. Слишком сильна была магия имени Мэннинга (ещё одна франшиза из Нью-Йорка сейчас совершает точно такую же ошибку). И 2015 показал, что Ломбарди Трофи был взят скорее вопреки Пейтону, чем благодаря.

Дальнейшее развитие событий убеждает, скорее, в непрофессионализме Элвея, чем в случайности или банальном невезении. Уверенный, что Брокер Освайлер никуда не денется, Джон не подготовил ни единого запасного варианта. Идиотский менеджмент Хьюстона, обыгранные Патриоты, перстень и перегретый рынок свободных агентов — факторы, обеспечившие Освайлеру невероятный контракт — превратились в миф о гениальности Элвея, который своевременно увидел никчемность Брока и отпустил его вольные хлеба. Хотя мы прекрасно понимаем, что лишь ограниченный кэп-спейс не позволил сохранить многолетнего бэкапа Пейтона — цифры предложенного контракта не сильно уступали предложению Тексанс. Так был потерян первый квотербэк мечты.

Итогом прострации Элвея стал подъем за Пакстоном Линчем.  Очередной баскетболист за два сезона страдал на скамейке, изредка появляясь на поле, дабы продемонстрировать всю безнадежность попыток вылепить из него пасующего уровня НФЛ. По факту же как мог тащил команду парень из седьмого раунда, которого звали Тревор Симиан. Он занимался этим на протяжении двух сезонов. Два сезона, по ходу которых чемпионское окно элитной защиты было закрыто. Два сезона разговоров о перспективах Линча. Как результат – неудачные попытки обмена и отчисление еще до окончания контракта новичка. Так был потерян второй квотербэк мечты.

Одна ошибка – случайность, две – совпадение. Но когда Элвей подписал Кейса Кинума, выдав ему двухлетний контракт с серьезными гарантиями только на основании единственного паса в матче против Нового Орлеана, стало окончательно ясно, что генеральный менеджер Бронкос в вопросах поиска стартового квотербэка абсолютно некомпетентен. Именно такими категориями приходится изъясняться, когда внезапно Джо Флакко становится очередным пасующим мечты. И единственное статистическое различие между ним и Кинумом – это рост. Третий баскетболист в Денвере за период правления Элвея. Только вот свою самую первую ошибку Элвей совершил намного раньше.

2011 год. Джон Элвей приступил к фактическим обязанностям генерального менеджера. В ростере он обнаруживает некоего Тима Тибоу, который ближе к середине сезона столбит за собой место стартера, затаскивает команду в плей-офф, где и обыгрывает Питтсбург. Сложно сказать, как бы сложилась карьера бывшего квотербэка Флориды, обладателя Хайсмана и кумира Америки – ведь Элвей, по сути, не дал Тибоу ни единого шанса превратиться в франчайза. Не спасла его и первая победа в постсизоне за последние шесть лет. И сейчас, оглядываясь назад, складывается устойчивое впечатление, что Тим Тибоу опередил своё время — время силовых квотербэков двойной угрозы. И загубил его карьеру Джон Элвей — квотербэк старой закалки, не признававший и до сих пор не признающий новые футбольные веянья, квотербэк, продолжающий искать свое отражение в зеркале.

Давайте сравним цифры на уровне колледжей у новой мессии Балтимора Ламара Джексона, ради которого франшиза отказалась от услуг Джо Флакко (привет) и Тима Тибоу. Не забудьте, что между ними 8 лет разницы.

Удивительно близкие показатели! Можно смотреть итоговые данные, можно выпускной год. Не важно. Попросту говоря, можно поменять фамилии местами, и вы не заметили бы принципиальной разницы. Другими словами – выйди Тим Тибоу на драфт 2018 – его точно также взял бы Балтимор.

А теперь их цифры в НФЛ:

Выносная игра идентична. Неплохо. Но обратите внимание на процент комплитов, который в профессионалах упал у обоих. Правда, если у Ламара это статистическая погрешность, то у Тибоу он однозначно рухнул. Но задумайтесь: какова точность передач у «нормальных» стереотипных квотербэков? Брэди 65,8%, Илай Мэннинг 66%, Ротлисбергер 67%, Лак 67,3%, Риверс 68,3%, Казинс 70,1%, Бриз 74,4%. Даже без гипотезы об адоптации, прогрессе второго полноценного сезона, а значит и вероятном росте процента комплитов Тибоу, есть ли принципиальная разница между Ламаром и Тимом? Нет. Оба все равно бросают плохо, очень плохо.Что изменится, если их процент поднимется до 60? Ровным счетом ничего. Они все равно будут пасовать хуже, чем даже в среднем по больнице, не говоря уж о топовом уровне. Однако Ламар уже сейчас, отыграв полсезона, считается безусловным франчайзом, а на Тибоу тогда махнули рукой. Мне не сложно указать пальцем на виновного.

Мы не знаем, как бы сложилась карьера Тима в Денвере. Безусловно, ход с подписанием Мэннинга гарантировал Джону индульгенцию от любых неудач на весьма длительный срок. Но, во-первых, отведённое время подходит к концу, а во-вторых, весьма вероятно и сейчас Тибоу оставался долгосрочным решением всех проблем Бронкос под центром.

Можно ли задним числом, обвинять Элвея в потерянном для Бронкос франчайз-квотербэке? И я говорю «да». Истории с Освайлером, Линчем, Симианом, Кинумом и вот теперь Флакко, четко встают в один ряд – генеральный менеджер Бронкос, как не удивительно, не умеет выбирать квотербэков. У него нет таланта, чутья, фарта – да чего угодно. Я умышленно вывел за скобки Пейтона Мэннинга, который к тому моменту уже являлся состоявшимся высококлассным игроком с чемпионским перстнем. Нет смысла приписывать это к заслугам Джона (хотя уговорить, рискнуть, а затем собрать ростер под Пейтона — это те успехи, которые однозначно принадлежат Элвею).

Джону вскоре придётся брать квотербэка на драфте — если не в 2019, то в 2020. Шансов угадать немного — история против него. Возможно именно поэтому он, понимая всю бесперспективность джекпота в лотерее пасующих, в очередной раз сделал ставку на защиту, которая и выиграла Супербоул 2015 с мертвым Пейтоном на плечах. Поэтому Элвей поплыл против течения, отказавшись от маквэйщины и собрав новый тренерский штаб на базе защитных тренеров Чикаго — топовой защиты 2018.

Фактическое безвластие в стане Бронкос, когда владелец франшиза умирает, разбитый болезнью Альцгеймера, а его дети погрязли в судебных разборках за право управлять бизнесом, вызвало полное равнодушие фронт-офиса к результатам команды. Тот же президент команды вот уже третий год не может продать права на название стадиона, генеральный менеджер нанимает четвёртого главного тренера и шестого квотербэка за семь лет правления, ставя безумные, безрассудные эксперименты с Вэнсами Джозефами и Кинумами.

На драфте Элвей вновь выберет «высокого конвертного» квотербэка. Все по лекалам. Например, Дрю Лока. Нет, ни Кайлера Мюррея. Шаблон, главенствующий в умах практически всех генеральных менеджеров лиги, гласит, что низкорослые пасующие есть зло. И первый, кто из года в год пытается это доказать – Джон Элвей.

1+