Поиметь раннинбэка

Спросите меня, как легально изнасиловать человека, чтобы тебе за это ничего не было? И я отвечу – достаточно устроится на должность генерального менеджера любой франшизы НФЛ, выбрать бегущего, желательно на последнем году контракта новичка, и начинать предлагать новую сделку.

В сезоне 2005 среди 16 самых дорогих контрактов присутствовали: 8 квотербэков, 3 ресивера, 2 лайнбэкера, 2 ди-бэка и 1 раннинбэк. Как вы правильно догадались (или нет, но это не важно), одинокий бегущий, а им стал Эдгеррин Джеймс из Колтс – последний в списке.

Спустя 13 лет среди аналогичного количества топ-контрактов фигурируют исключительно квотербэки. Первый раннинбэк был мною обнаружен на 46 строчке. Кто бы вы думали? Левеон Белл со своим франчайз-тэгом. Если поступить честнее и поискать бэка с многолетним контрактом, то он на 182 позиции – речь про Девонту Фримена.

Вы не должны удивиться узнав, что средняя зарплата топового квотербэка в 2005 плавала в диапазоне $10-15 миллионов. К примеру, Бретт Фарв получал $10,2 миллиона в год, Том Брэди $10,7М, Пейтон Мэннинг $14,1М. Раннинбэк Эдгеррин Джеймс зарабатывал за сезон $8,1 миллиона. Для целостной картины добавим второго наиболее высокооплачиваемого бегущего – Ладениан Томлисон и его $7,5М. Шедшие за ним не безызвестные Шон Александер и Клинтон Портис получали по $6,3М. Лучшие квотербэки получали не сильно больше лучших раннеров. И согласитесь, нельзя было сказать, что квотербэкам недоплачивали.

В сезоне 2018 топовые пасующие имеют шанс заработать за год $25-30 миллионов и все равно остаются недовольными. Маловато будет. Соотнесите с цифрами сезона 2005 и обнаружите трехкратный рост зарплат. А как дела с сегодняшними выплатами раннинбэкам (выносим за скобки Белла, о котором отдельный разговор)? Девонта Фримен $8,25 миллиона, Лешон Маккой $8М, Джерик Маккинон $7,5М, Леонард Фурнетт $6,8М, Ламар Миллер $6,5М. Это топ-5 бегущих по контрактам. Ощущаете разницу с 2005 годом? Теперь вы понимаете, как легко поиметь раннинбэка в сегодняшней лиге? Нет нужды прятаться по кустам – делай это открыто, никто тебя не упрекнет.

На данный момент бегущий любого уровня и производительности – это расходный материал. Товар, который не продают из-под прилавка или через черный ход. Представьте пачку с лавровым листом или банку томатного сока, которыми не так давно были заставлены пустые витрины магазинов – это раннинбэк прямо сейчас. На этот товар нет спроса. Чтобы понять происходящее – почему даже самый полезный бегущий уходит по цене двух кикеров – достаточно соотнести его вклад с сутью всей игры, а именно победами в Супербоуле.

Всем плевать на рекорды и тачдауны регулярного сезона, особенно сразу после его окончания, даже если без них твоя команда не попала бы в плей-офф. Но ведь и постсизон не самоцель. Кто-то помнит участников плей-офф 2015? Трех задротов, поднявших руки, не считаем, как и Левеона Белла, о котором отдельный разговор. Зато мы отлично помним, кто играл в том главном матче.

Уоррен Шарп не поленился и подготовил вот такую табличку. Спасибо ему. Так вот, за редким исключением (таковым является Маршон Линч) для победы в Супербоуле командам не требовался раннинбэк, на котором завязана вся выносная игра, даже если он еще и адский ловец на скринах и бесконечных чек-даунах.

Обратите внимание, что белл кау (речь не про Левеона Белла – о нем будет отдельный разговор), эти вожаки стада с колоколом на шее, отсутствуют как класс. Больше 300 попыток выноса только у Линча. Похоже, что любая команда способна выигрывать Супербоул базируясь на комитете бегущих и тут есть своя логика. Куда проще подготовить защиту к остановке одного «звездного» универсала, чем в двум-трем раннерам, решающим на поле принципиально разные задачи.

Посмотрите на забавный кэп-хит в правом столбце. Зарплатная ведомость на позиции бегущего в чемпионский сезон разгружена по максимуму. Вилли Паркер получал в 2005 году $269 тысяч – самый дешевый бегущий НФЛ того периода. И он выиграл Супербоул. Невероятно. Джозеф Аддай заработал $2 миллиона в 2006. Брендон Джейкобс поднял за чемпионский 2007 год аж $460 тысяч. Как там было в рекламе — зачем платить больше, если нет разницы?

Лига поняла безнаказанность изнасилования не вчера. Но пока речь шла о рядовом Райане бегущем, никто не выступал. Левеон Белл ­– 321 вынос и в целом 406 касаний мяча в 2017 – элитарный уровень. Нет, не так. «Скажем, один такой нигер может приходиться на 10 тысяч. Исключительный нигер. Но я верю, что придет время и исключительные нигеры, как наш смышленый малый, станут появляться чаще, чаще чем сейчас». Келвин Кэнди лично знал Левеона.

Исключительные нигеры появляются все чаще. Дэвид Джонсон, Тодд Герли, Изекиль Эллиот. Добавьте в этот ряд кого-то еще, если считаете нужным. И они начали прозревать. Белла поддержал Герли, чей контракт новичка закончится в 2019: «Мы должны получать гарантированные контракты. Какой выход? Локаут. Локаут через несколько лет». Герли смотрит на ситуацию с Беллом и отчетливо осознает свои перспективы.

У Джонсона 2018 год – это последний сезон по контракту новичка. В 2016 у него было 293 попытки выноса и 80 приемов. Летом 2017 в Аризоне говорили про 30 касаний за матч, указывая пальцем на Дэвида – минимум 480 за регулярку!  Вот что такое изнасилование по-американски. И Джонсону сильно повезло, что он порвал связки руки. Отыграются ли на нем теперь? Он ждет предложений, он отказался от мини-лагерей и пока не решил, что делать с августовским тренировочным лагерем. Я сомневаюсь, что ему хочется иметь 480 касаний за $1,9 миллиона – сумма, причитающаяся ему за этот сезон. Да, Белл не стал для него ориентиром по цифрам многолетней сделки, но Белл продемонстрировал, как можно зарабатывать по $15 миллионов в год и без расширенного контракта.

Левеон в свой первый сезон в НФЛ касался мяча в среднем 22 раза за игру. Два последний года эта цифра вертится вокруг 30. Пошел ли он против системы? Я объясню. Вы не готовы платить исключительному нигеру $15 миллионов в год (что все равно меньше, чем получает инвалид Бредфорд и товарищи по несчастью Тэннехилл с Лаком)? Вы предлагаете мне бонус при подписании $10 миллионов? LOL. Я заберу 15 в гарантиях прямо сейчас и посмотрим, что вы будете делать в феврале. Третий тэг? Я с благодарностью приму этот запоздалый рождественский подарок.

Обратите внимание, что вклад Белла в нападение Питтсбурга никак не меньше 26%. При $177 миллионах в фонде заработной платы на нынешний сезон даже половина от этих усилий стоит $23 миллиона. Отдай и не греши. Левеон не просит и таких денег. Его устроили бы $15 миллионов в год.

Основная причина, по которой франшизы не хотят вкладываться в бегущих не в основах математики, а высокий риск получения ими серьезной травмы. Франшизы не хотят вкладывать в раннинбэка деньги, чтобы не оказаться от них в зависимости. При желании можно поспорить. Все быстро забыли про прошлый год и тонну пасующих, закончивших сезон в IR. А некоторые дорогостоящие квотербэки, например, Лак или Флакко, топят команды уже который год подряд, причем от них невозможно избавиться в обозримой перспективе. Первый отжирает 15% от кэп-спейс, второй 13%. Больше в лиге только у Джимми Гаропполо (17%), но он хотя бы выигрывает.

По правде говоря, и сами бегущие не стремятся играть под тэгом, опасаясь в отсутствии многолетнего контракта остаться на улице в инвалидной коляске. Но взглянем на последнее крупное подписание раннинбэка – 4-летняя сделка Фримена на $41 миллион. По ней реально гарантировано лишь $22 миллиона за три сезона. Нет, конечно еще тебя не отчислят в ближайшие пару-тройку лет в отличии от однолетнего тэга. Но на выходе-то все равно пшик.

Вдумайтесь. Белл за 2017-18 уже положил в карман $27 миллионов. Фримен на $9 миллионов меньше. В 2019 Белл заработает $45 миллионов – ровно в два раза больше, чем Фримен по своему долгосрочному контракту. Но даже франчайз-тэг не панацея для армии бэков. Тэг, под которым с каждым годом играть все выгоднее, получают только исключительные нигеры.

Лига продолжает давить на пас. Прямо по ходу написания этого материала Брендин Кукс получил контракт на $81 миллион – честные $16 миллионов в год. И я буду последним, кто скажет, то он их не заслуживает. Но разве Кукс исключительные нигер? А его партнер Тодд Герли, раннинбэк Герли, прошлогодний лидер НФЛ по количеству ярдов с линии скримиджа (2093) и игрок года в нападении, получающий мяч по 23 раза за игру, заработает за сезон $3,5 миллиона. Сука, как это починить?

Даже не платя бегущим, мы способны выиграть Супербоул, поставив в старт парня, еще вчера сидевшего в практис-скваде — вот одно из утверждений генеральных менеджеров последних лет. Посмотрите в таблицу выше – разве они не правы? Каждый год на драфт выходят десятки бэков, готовых рвать «кресты» и ломать шеи за копеечные контракты. Загоним в лагерь десяток черных и найдем пару жемчужин. Если нет – загоним в лагерь десяток черных и найдем пару жемчужин. Do… Loop.

Сколько вас там? Хотите побороться за место стартера? На здоровье (мы вам не скажем, что такого места нет, но вы не отвлекайтесь, боритесь там, доказывайте свою нужность команде). Кхе-кхе. Где тут мой вазелин?

Звездный раннинбэк — не обязательная фигура на доске. Король – квотербэк, ферзь – твой первый ресивер, пешка – любой бегущий, включая того самого, прорвавшегося до восьмой горизонтали. Калиф на час – в следующей партии ты опять превращаешься в пешку. Вы же не забыли, что Ротлисбергер, Браун и Белл до сих пор не завоевали ни одного чемпионского перстня в этой связке?

Проблема Левеона затронет всех нынешних бегущих топового уровня. Но, похоже, что команды прекрасно обойдутся и без их услуг. Безымянные дублеры, эти братья – йо, бро, мы с тобой – с радостью займут их место, «потому что мне надо кормить семью и своих семерых сестер, йо, бро». Забастовка не выглядит правильным выходом. Как та белка, во внезапно остановившемся колесе. Какое-то время она даже ощущает себя свободной. А затем колесо опять начинает крутиться…

Беллу остается верить, что он не сломается и продолжать подписывать франчайз-тэги. Ему и другим раннерам остается верить, что пасовая лига вновь вернется к своим истокам. Тогда им заплатят. Пожалуй, здесь нет другого решения.

0